Make your own free website on Tripod.com

Непридуманное: 1.Ищем Айзека Биглера 2.Три советских немца

1.Для того, чтобы войти в курс дела, надо прочесть текст Граждане, послушайте Биглера Иехезкиэля(июнь 2005). 20 октября очерк был напечатан также в приложении Еврейский камертон газеты Новости недели. Публикации вызвали некоторый интерес, а один интернет-грамотный человек - Хазанский Виталий Вульфович, Бостон, США - предложил свою помощь в поисках брата Иехезкиэля(Хези). В.В. связался со мной по электронной почте и наметил два направления поисков, которые на первых порах следовало ограничить Челябинском и его окрестностями. Именно в Челябинске находился Айзек Биглер в 1949 году, когда с ним была утеряна связь. Г-н Хазанский разыскал почтовый адрес челябинской синагоги и много разных данных о ее раввине-израильтянине. Раввину было отправлено письмо с текстом очерка. Я просил помочь нам: в Челябинске в архивах т.н. компетентных органов бывший польский гражданин с родней в Израиле должен был наследить.

Незадолго до этого я стал пользоваться поисковой системой ГУГЛ, но самым примитивным образом. На меня обрушилось огромное количество отсылок на героя анекдотов корнета Биглера. Я также узнал, что на идише слово биглер суть портняжка-гладильщик. А В. В. умеет задавать ограничения, а кроме того пользуется еще одной поисковой системой Яндексом. И вот что он на первых порах нарыл.

В городе Златоусте при знаменитом заводе функционирует филиал Южно-Уральского университета (бывший известный Челябинский политехнический институт). У филиала имеется сайт, обновленный к недавнему юбилею вуза. Страничка кафедры физики филиала содержит ее подробное описание и коллективное фото сотрудников, в т.ч. ее заведующего В. И. Биглера. В. В. решил, что первая буква отчества И не противоречит имени Айзек Исаак. Затем он с помощью графической программы свел в один масштаб фото(слева направо) Хези в 15 лет, Айзека в 19 лет и В.И. в его нынешнем виде (приличным фото Берко отца единокровных братьев Хези и Айзека мы не располагали, сохранилось лишь смутное изображение из польского подсвяченья - паспорта).

Мы решили, что и изображения не противоречат друг другу. Надо было проверить гипотезу. К сожалению, личного электронного или почтового адреса доцента Биглера мы не нашли, а писать на ректорат я не решился.

С очерком познакомилась моя старшая невестка вдова покойного брата Нина Георгиевна, проживающая с детьми и внуками в Хайфе. И о волшебная сила слова (я надеюсь!) она прониклась. И сообщила мне, что в городе Златоусте проживает ее родной брат местный железнодорожный начальник. Тут же она позвонила брату и поручила своей младшей с другой стороны - невестке узнать почтовый адрес г-на Биглера. Очерк с сопроводительным письмом был отправлен в Златоуст. Дальнейшая переписка велась по электронной почте.

Вильгельм Иванович Биглер оказался немцем из т.н. спецпоселенцев 1943 г.р.
Версия не подтвердилась. Но как переменились жизнь и коммуникации! В поисках взаимодействовали люди из Маалота, Хайфы, Бостона, Ганновера, Златоуста... А я решил описать тупиковую ветку поиска - в методических целях.

Кроме того у меня поднакопился материал о советских немцах-спецпоселенцах к этой теме с некоторым еврейским наклонением я еще вернусь.

Между тем ответа челябинского рава нет уже полгода. В лучших традициях израильской бюрократии он никак не отреагировал. Как говорится: равнодушные попы всех конфессий геть до кучи!

Иехезкиэль перенес весьма непростую операцию, отдаленные перспективы которой выяснятся через пару месяцев. Недавно он после некоторого перерыва поинтересовался у меня что слышно?

 

2.Коля Урих. Начало 50-х, маленький областной город на севере Казахстана Кокчетав. Его население в прошлом однородно казачье наполовину, наверное, состоит из спецпоселенцев (немцы, чеченцы, ингуши и др.) и ссыльных по политическим статьям. Второе полугодие девятого класса и десятый класс я проучился в этом городе, куда моего отца довольно значительного представителя республиканской номенклатуры ЦК - не сослали, а задвинули, как безродного космополита. В его положении небольшого, но все-таки начальника в Кокчетаве можно усмотреть некоторое сходство с великими русскими писателями Герценом и Щедриным в пору их опалы.

Положение спецпоселенцев было унизительным и, казалось, бесперспективным. К началу 50-х выжившие приспособились к условиям своего существования и жили не хуже т.н. свободных людей. А рукастые, трудолюбивые немцы пожалуй и получше. Но они должны были регулярно отмечаться в комендатуре, они не могли отлучаться из пунктов их пребывания дальше нескольких км. Это означало: как бы ты хорошо не закончил среднюю школу, тебе в лучшем случае разрешат учиться в недалеком техникуме. Например, кстати, в горном техникуме МВД или МГБ(не помню) в городке Щучье в 70 км от Кокчетава. Там готовили горных мастеров для золоторудных предприятий печально знаменитого ведомства.

В двух девятых(потом десятых) классах единственной в городе мужской средней школы еврейский компонент обнаружился лишь с моим появлением. Крепкий тевтонец, но темноволосый, Коля был старше меня на пару-тройку лет, т.к не учился в первые военные годы. Он опекал хиловатого отличника, а я, помнится, помогал ему по математике. Как-то раз я стал невольным свидетелем его рассказа о посещении поликлиники. Коля с возмущением поведал, что в очереди его назвали евреем. Потом он обернулся и увидел меня. Смутился. Мне хватило ума не развивать тему.

Коле Уриху я по сей день благодарен за то, что он научил меня в каникулы после 9 класса (т.е. было мне уже почти 16 лет) кататься на велосипеде и плавать.

Виля Биглер. Точное имя и отчество героя первого рассказика Вильгельма Ивановича мы узнали в Интернете, найдя в челябинской прессе статьи о его успешной прикладной работе. Поэтому в первом письме к нему я, в частности, написал: ...Вы могли оказаться сыном искомого Айзека. После обнаружения Вашего не шибко еврейского имени-отчества вероятность положительного решения резко снизилась. Но у меня появились соображения, не указанные в очерке. А вдруг была романтическая связь между еврейским беженцем из Польши и немкой-спецпоселенкой?

Ответ В.И. составит основу этого подрассказика(я предупредил г-на Биглера, что хочу использовать его текст в печати; возражений не последовало):

...Получил Ваше письмо вчера, прочитал его и приложенную статью. Потрясающая, но, увы, не уникальная 
история семьи, вырванной из родного гнезда войной и произволом правителей. Моя семья тоже скиталась по 
Европе во время войны, но, слава Богу, никто не потерялся (за исключением моего отца, пропавшего без 
вести - последнее письмо от него было в январе 1945 года из Бреслау).
Я родился в 1943 году в оккупированной Одессе. При отступлении немецких войск все российские немцы 
были вывезены в Германию. Конец войны наша семья - мама, сестра Роза 1935 года рождения, бабушка, 
дедушка (родители мамы) и их младшая дочь Целестина с двухмесячной дочкой на руках встретили 
в Лейпциге. Вскоре к нам сумела добраться моя старшая сестра Эмма (1929 г.р.), которую эвакуировали 
раньше нас со школой, состав разбомбили, и они с подругой пробирались через Польшу на Запад.
В декабре 1945 года нас выслали обратно в СССР, в г. Молотов (сейчас Пермь). В ноябре 1953 года 
умерла мама (45 лет), я некоторое время жил с сестрой Розой "под комендатурой", а в декабре 1954 
года решением совета родственников был определён в детдом, чтобы моё немецкое "тёмное прошлое" 
не помешало мне учиться после окончания школы. Это было правильное решение. Связь с 
родственниками я никогда не терял. Правда, не со всеми, потому что многие, оказавшиеся в западной 
зоне оккупации, остались в Германии, эмигрировали в Австралию и Канаду, где до сих пор живут их 
дети и внуки. В 1957 году я окончил семилетку, поступил в техникум, закончил его в 1961 году, работал 
на заводе в Перми, служил в армии на Дальнем Востоке. После армии закончил Пермский университет и 
распределился в Златоуст, где и работаю до сих пор. 
...Вы могли бы связаться с Еврейским культурным центром в Челябинске (в Златоусте тоже есть отделение). 
В Израиль переехали и многие златоустовцы: Фраге Наум Рубинович, Хилькевич Яков Моисеевич, Шмуклер 
Владимир Айзекович и др. В своё время они работали здесь, в филиале ЮУрГУ (тогда ещё ЧПИ)...
Хорошее, интересное письмо. И все же  не могу отвлечься от ноющего прошлого. С одной стороны, 
что я могу иметь против младенца, родившегося в Одессе в 1943 году? С другой - 

моя жена урожденная одесситка. Ее выжившие в войну тетки всегда называли переименованный пляж довоенным названием по немецкой колонии Люсдорф. С одной стороны отец Вильгельма Ивановича в конце войны, очевидно, носил форму вермахта, оборонял от советских войск будущий Вроцлав. С другой один из дедов моих дочек тоже пропал без вести - под Сталинградом (второй - достался им одноруким).

Более двух миллионов советских немцев и породнившихся с ними, обитавших, в основном в Северном Казахстане и Западной Сибири, перебрались в последние десятилетия в Германию. Для Вильгельма Ивановича судя по всему специалист он хороший - с его родным диалектом немецкого вживание в новую действительность не составило бы труда. Но кафедру, да и должность аналогичную доцентской, чванливые германские университеты ему бы точно не дали. Мог бы преподавать физику в старших классах гимназии. Зарабатывал бы во много раз больше. Но для В.И., я думаю, важнее статусные соображения и любимая работа.

Женя Мальм. Весь день в прошлом октябре мы провели в столице Каталонии, разглядывая ее древние красоты и т.н. золотые россыпи барселонского модерна. Прогулкой по древним площадям, храмам и крепостям Барселоны руководил местный гид Женя(так он представился) Мальм, говоривший на очень правильном русском языке.

Наша мадриха предупредила: экскурсовод человек интересный, провоцирующий любопытных евреев на разные частные вопросы; не отвлекайте его, пусть местный гид выполняет положенную программу. И я терпел, не тянул одеало на себя, сумел лишь перекинутся с Евгением несколькими словами уже в самом конце прогулки.

Представьте себе высокого довольно человека(37 г.р.) теловычитательного сложения, длинноволосого по разночинной моде конца 19 века, потомка российских немцев в нескольких поколениях. Неполное, а точнее весьма ограниченное знание его биографии (и удивительной, и типичной) с резкими поворотами, совпадениями и пересечениями будит фантазию и допускает самые различные предположения и версии.

Г-н Мальм и его мама жили в Севастополе. В 42 году их эвакуировали из осажденного города (полагаю выслали как этнических немцев). Немцы не советские нагнали семью Мальм в калмыцких степях. Когда этих несоветских погнали на запад, г-жа Мальм с сыном двинулись в том же направлении. В 43 году не стало русской языковой среды у Жени(если не считать общения с мамой, которая старательно поддерживала родной язык сына). Началась среда немецкая в Германии. К завершению войны маленькая семья оказалась в зоне оккупации союзников. В советской зоне местные немцы дисциплинированно выдавали своих российских соплеменников окупационным органам для депортации на неласковую родину.

Мать решает покинуть Западную Германию. В 48 году они перебираются в Аргентину. Здесь жизнь, наконец, устаканивается, Женя обретает испанский язык(а также английский) и получает музыкальное образование. Около 70 года аргентинцу Мальму, как активисту Общества дружбы с СССР, предоставили стипендию для учебы в московском музыкальном вузе. (Туристы: Ага, вот откуда у Вас такой интеллигентный русский!. Гид: Отнюдь: я два года провел в Москве и несмотря на это сохранил приличный русский).

Мальм вернулся в Аргентину с намерением забрать мать и обосноваться в Европе. Поселились они в Барселоне, где нашлась работа по профессии в хорах: филармоническом и при соборе. Освоил каталонский язык. В Барселоне Мальм женился на русскоговорящей испанке из т.н. испанских детей второго поколения, привезенных в Москву во время гражданской войны. Мальм сейчас на пенсии, подрабатывает экскурсоводом. Жена занимается литературным трудом: переводит на испанский русскую классику.

На этом все и без комментариев. Хотя о сцеплениях трех подрассказиков можно было бы и порассуждать.

Леон Коваль(http://koval-ron.tripod.com)

Напечатано 23.3.06 в приложении Еврейский камертон газеты Новости Недели